©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

137 – СТЕФАНИЯ В ПОЛЕТЕ - Бернард Вербер Танатонавты Серия: Танатонавты – 1

137 – СТЕФАНИЯ В ПОЛЕТЕ

Мы сидели в тайском ресторане и никакими улещиваниями не могли убедить Стефанию, чтобы она перестала говорить так громко и сдерживала бы свое ликование. Она распространяла вокруг себя такую сексуальную ауру, что все мужские взгляды были прикованы только к ней.

В том числе взгляды и женские. Даже Амандина, и та не смогла остаться невозмутимой, слыша хрипловатые перлы экстаза от Стефании.

Она не говорила ни о чем, кроме как о наслаждении!

Наслаждение! В конце концов, какая у нас основная движущая сила, здесь, в этом мире? Что мы ищем в этой жизни? Почему мы работаем, интересуемся другими, чем мы занимаемся? Поисками наслаждения!

Понадобилось множество порций риса с острой мясной подливкой, чтобы утихомирить итальянку и чтобы, вернувшись в пентхауз, она смогла вновь обрести научный подход и согласиться сесть за нашу карту.

Итак, что там идет после Моха 2? Пожалуйста: в точке «кома плюс двадцать четыре минуты» эктоплазму охватывают приятные ощущения. После голубой зоны, после черной зоны, идет зона красная. Это Наслаждение. Опьяненный, танатонавт ускоряет свой полет к свету. Стенки красного туннеля становятся мягкими, как велюр. Душа испытывает ощущение, словно находится в утробе матери и готовится к рождению. Сказочно!

И тут, совершенно внезапно, реализуются самые сокровенные желания и фантазии. Там находятся мужчины, о которых мечтала Стефания и которых не сумела соблазнить; они берут ее за руки и засыпают непристойными, похотливыми предложениями. Она отдает себя ну до того игривым забавам, что никогда и мечтать о них не смела. Но это не только секс. Она объедается немыслимыми яствами, вечно желанными, но до которых никогда не могла добраться.

Она открывает в себе желания, о которых не имела ни малейшего понятия. Даже женщины занимают ее своими нежнейшими ласками.

Ей пришлось прибегнуть к самым сильным тибетским молитвам, чтобы отказаться от всех этих деликатесов наслаждения и вернуться на танатодром. Для этого потребовалась напрячь всю силу воли. Она думала о нас, ожидавших ее возвращения, ожидавших нового знания. Но самое главное оказалось не в этом.

Она увидела новую коматозную стену, Мох 3.

Стефания взяла карту, стерла слова «Возможный выход на Территорию 3 (?)» и потом, высунув язык, словно прилежная ученица, написала поверх этого места:

ТЕРРИТОРИЯ № 3

–Координаты: К+24

–Цвет: красный

–Ощущения: наслаждение, огонь. Теплая и влажная зона, где сталкиваешься с самыми горячечными фантазиями. Зона также извращенная, потому что мы переживаем самые невыразимые из своих желаний. Им надо смотреть в лицо и позволить собой овладеть, иначе можно прилипнуть к стене. Свет виден постоянно, словно приказывая нам продолжать путь

–Граница: Мох 3
После этой интерлюдии жизнь на танатодроме несколько изменилась. Вернувшись из алой страны с разгоряченными желаниями, Стефания приступила к жесточайшей осаде Рауля. Кстати, свалить его оказалось делом не столь уж сложным. С самой первой встречи мой друг не скрывал своего восхищения округлыми формами итальянки.

В противоположность тому, как у них все было с Амандиной, теперь Рауль на весь белый свет афишировал свою связь. Я уже не осмеливался заходить в туалет рядом с пусковым залом, опасаясь спугнуть там нашу парочку в разгар их любовных игрищ.

Амандина была в полном отчаянии и, разумеется, как и всегда, решила найти утешение и поддержку во мне. Отказавшись от посещений тайского ресторана мсье Ламберта, где мы рисковали наткнуться на слившихся в объятии влюбленных, она как снег на голову напросилась ко мне, провести вечер вместе. В холодильнике оставалось несколько яиц. Я сымпровизировал омлет с луком. Повар из меня не очень и омлет оказался пережаренным, но Амандину это не озаботило.

– Ты, Мишель, единственный человек, который меня понимает.

А вот этого я не люблю. Склонив голову, я тайком выбирал кусочки скорлупы, которые по своему скудоумию уронил на сковородку.

Я выставил две самые лучшие мои тарелки на кухонный столик. Она машинально присела.

Очень аккуратно я разложил омлет на двоих. Амандина сидела неподвижно, уставившись в свою тарелку.

– Ты не хочешь? – спросил я. – Он не такой уж неудачный.

– Я думаю, это настоящий деликатес, но дело не в этом. Я не голодна, – вздохнула она.

Амандина взяла меня за руку и стала смотреть глазами продрогшего, всеми позабытого щенка.

– Мой бедный Мишель… Как я, должно быть, надоела тебе своими сердечными историями…

Я взглянул на нее. Она становится еще красивей, когда вот такая печальная. В тот вечер в меню входило полное повествование о ее любовной истории с Раулем. Насколько он мягкий, настолько же инициативный и внимательный. Она убеждала меня, что Рауль был мужчиной ее жизни и что она никогда так не влюблялась. Я ответил, что ни к чему столь убиваться и что Стефания – всего лишь увлечение, и что он к ней вернется.

Я не понимал, как может мужчина не быть до глупости влюбленным в эту газель со светло-голубыми глазами. Даже несмотря на полновесную и нахальную итальянку.

– Мишель, ты так добр ко мне.

Но в ее ауре не было ничего, что бы резонировало с моей. Она воспринимала меня как друга, или как бесполого коллегу. Может быть, именно мое чрезмерное желание вызывало у нее отвращение. Может быть, моя страсть представлялась ей бурной Ниагарой и потому отпугивала.

– Ты такой добрый, Мишель! Позволь мне сегодня спать с тобой вместе, прошу тебя. Я так боюсь оказаться совсем одна, на своей холодной простыне.

Я позеленел, я покраснел, я закашлялся.

– Ладно, – прохрипел я.

Я кое-как напялил пижаму из бумазеи и застегнулся до самого горла. У нее с собой была припасена шелковая комбинация. Я ощутил рядом с собой атласную кожу, ее тело расточало ароматные волны сладкого мускуса и амбры. Это пытка. Еще ни одна женщина не вызывала во мне такого взрыва страстей.

Дрожа от непрерывной бури эмоций, я подкрался рукой к ее плечу и коснулся нежнейшей кожи.

Амандина, грациозно свернувшись калачиком под моим одеялом, издавала звуки, обещавшие наслаждения. Сердце колотилось в бешеном темпе. Еще одно вспомогательное движение и я узнаю, что испытала Стефания на том свете. Наверное, это могучий взрыв. Хм-м, должно быть, это мой гипофиз посылает сигналы боли, все так напряжено. Не будем обращать внимания. Мои пальцы проделали еще несколько шажков на этом опасном пути.

Она схватила мою ладонь и оттолкнула ее с извиняющейся улыбкой.

– Не будем портить нашу замечательную дружбу, – промурлыкала она. – Ты мой единственный и настоящий друг, я не хочу тебя потерять.

?


annexes------1-19list-of.html

annexes----annexe-1-.html

annexes---demande-de.html

annexes---table-des.html

annexes-budgtaires---shif-10.html


MƏD Nə GÜLGÜN M
2.- Lectura Del Acta Anterior - Burgense De San Juan De La Cruz Carmelitas Descalzos
AbdüLkadir: Benim AdıM AbdüLkadir, SoyadıM ŞAfak
QƏDƏRƏ İMANIN DÖRD MƏRTƏBƏSİ
4.5. Conclusiones - En El Proceso De Envejecimiento De Las Personas Con Discapacidad
Pannonius (Janus) Poemata (10640 Vers) Le Texte Proposé Ici Est Celui De L’éDition Des - SəHifə 19
Статья 93. Объекты Налогообложения Налогом На Добавленную Стоимость - Кодекс Республики Беларусь (Особенная Часть)...
DHS METHODS OF TEACHING SKILLS IN THE TRANSPROFESSIONAL TRAINING SYSTEM FOR EFFECTIVE BEHAVIOR OF MANAGEMENT
Le Sens De La Vie ÉTude De Psychologie Individuelle. Traduction De L’Allemand Par Le Dr. H. Schaffer En 1950 - SəHifə 11
Microsoft Word Qlobal Maliyye -Zeynalov - SəHifə 72